6 июня Виктор Бабарико встретился с членами инициативной группы в Бресте и ответил на волнующие их вопросы. Рассказываем о наиболее ярких моментах этого разговора.

Об учете мнения людей в принятии важных решений для региона

Есть три блока вопросов, которые касаются Бреста в первую очередь.

Экология, а именно вопрос с аккумуляторным заводом. Я абсолютно не понимаю, зачем нужно было строить его в черте города, когда есть та же промышленная зона? Все действия на местах должны оцениваться с точки зрения экологического ущерба.

Учет мнения общества. Существуют уже проверенные механики и технологии, с помощью которых можно легко и быстро узнать мнение людей. На любом из местных ресурсов можно провести простое голосование, чтобы понять, что нужно.

Организация софинансирования благоустройства и культуры. Речь идет о том, чтобы люди могли собирать 20-30% на реализацию проекта, из чего государству будет понятно, что люди этого хотят.

Безусловная экологическая безопасность, безусловный учет мнения сообщества и только в этом случае реализация. Только тогда мы будем жить в городах, которые нам нравятся. Из которых не хочется уезжать, в которые хочется возвращаться.

О Беларуси как полигоне для “грязных” производств

Беларусь – не помойка. Беларусь – не мусорная свалка. В нашей стране нет огромных территорий, на которых можно было бы создавать “грязные” производства. Поэтому я принципиально против любых загрязняющих производств.

Что касается принятия решений. Есть два аспекта: экономический и экологический. Экономика важнее всего, но перед ней должны стоять люди. Нам неправильно объяснили, или вообще не объяснили, например, об атомной станции: зачем нам, стране, пострадавшей от Чернобыля, внутри этот объект. Так и здесь: я уверен, никому не объяснили, зачем нам такой завод. Может быть, есть какая-то невероятная потребность? Важно сделать прозрачным принятие решений, особенно в таких чувствительных моментах, как экология.

Первое – это люди, живущие на нашей территории. Страна для людей, а не люди для страны. Это принципиальный момент. Напомню замечательную фразу Маргарет Тэтчер: “В государстве нет государственных денег. В государстве есть деньги людей”. Власть уполномочена распоряжаться нашими деньгами, и мы как граждане должны понимать, как распоряжения власти делают лучше нашу жизнь, а не жизнь абстрактного государства.

О выборах во время пандемии

Одним из самых сложных для меня вопросов было то, как можно было объявлять эти выборы. Лучше было всё-таки потерпеть ещё хотя бы полгода. Но не мы принимали это решение, и я всё-таки надеюсь, что мое участие, а самое главное любое ваше участие в этом процессе, это правильное решение. Мы должны что-то сделать, чтобы изменить страну. Белорусам всегда отказывали в собственном мнении, и политологи часто рассуждали о том, что белорусы выбор не делали — делал его Кремль, Запад, ещё кто-то…

В последнее время мы слышим, как люди, которые, по идее, наняты обществом, отзываются о стране невероятно уничижительно. Говорят, что они сделали эту страну и никому ее не отдадут.

Это страшно. Я бы никогда в жизни не поверил, что такое кто-нибудь скажет. И верх непорядочности, когда это говорят люди, которые будут отдавать приказы другим. Есть понятие преступного приказа. Я верю, что в сердце каждого офицера белорусской армии есть понимание того, что такое преступный приказ. Нельзя стрелять в безоружных людей, нельзя расстреливать собственный народ. Для меня это очень важно, и я надеюсь, все прекрасно это понимают.

О будущем белорусского рубля

Если и есть в Беларуси правильная и функционирующая система, это точно финансовая система. Она была построена одной из первых и на очень правильных конкурентных принципах. Это большая заслуга Беларуси, несмотря на то, что есть такая «игра», каждые 2-3 года проводить девальвации, надо отдать должное тому, что стабильной финансовая система была всегда. Я абсолютно убежден, что белорусский рубль на текущий момент – единственная возможная валюта в нашей стране, как в стране независимой. Нам ничего не нужно дополнительно: ни новой валюты, ни единой валюты, – и это уточнение, которое я уже сделал.  На этом этапе у нас нет союзов, которые требуют введения единой валюты.

О приватизации «брендовых» для страны предприятий

Любое неэффективное предприятие должно подвергаться анализу, как сделать его эффективным. И приватизация – не единственный вариант реформирования. Я считаю, что руководители этих предприятий достаточно грамотные, чтобы выслушать в первую очередь их. У нас система работает по-другому: как будто наверху самые главные специалисты. За что не возьмись, словно сделала очень узкая группа лиц. Я в это не верю. На самом деле все заводы построены специалистами, а не руководителями страны, хотя и с их поддержкой.

Все говорят о том, что наши предприятия закредитованы, и кредиты их «убивают». Но кредиты – это не причина, а следствие. Когда у тебя перестают покупать и останавливается поток денег за продукцию, ты берешь кредиты. В первую очередь нужно решать задачу производства востребованных товаров. Как только начинаются проблемы с поступлением выручки от продукции, нужно думать о том, что делать.

Приватизация также хороша еще в одном моменте: приватизированные предприятия не такие «коррупциогенные». Появляется собственник, а воровать у себя бессмысленно. Очевидно, что именно эффективная приватизация  дает эффективного собственника, но это не обязательный и не единственный вариант.

О своем участии в выборах

Я хочу, чтобы вы дали мне право участвовать в выборах, потому что:

  • я нормальный человек;
  • у меня есть опыт, который можно оценить с точки зрения успехов на этом пути;
  • я четко понимаю, что вы – люди, которые меня назначают, и отношусь к вам с огромным уважением.

Вы можете посмотреть запись стрима со встречи по ссылке, а также прочитать, как проходили встречи в Гомеле, Витебске.

Еще новости

Поделиться

Меню