Представитель штаба Виктора Бабарико Максим Богрецов ответил на вопросы в традиционном стриме. Собрали тезисы в конспект. В начале эфира Максим выразил соболезнования родным и близким Романа Бондаренко, а также вспомнил других жертв насилия власти — Александра Тарайковского, первого погибшего, Александра Вихора, Геннадия Шутова, Никиту Кривцова, Константина Шишмакова и Александра Будницкого.

О видео и духе штаба

Видео я делаю из Беларуси, мы меняем студии, потому что сейчас у нас нет постоянного штаба. В постоянный наш штаб на прошлой неделе с большой помпой вселился с фанфарами Юрий Воскресенский. Мне кажется, для него это был какой-то элемент символизма. Но я надеюсь, что несмотря на то, что стены у нас без кирпичиков, удается сохранять тот оптимизм и тот дух, который был в штабе Виктора Дмитриевича, в котором выступал Виктор Дмитриевич, Мария и Максим. 

О сборе доказательств по фактам насилия в отношении мирных граждан

Проект 23-34.net и другие платформы собирают информацию для передачи ее в международные центры, и для того, чтобы провести справедливое расследование и справедливый суд, когда появится такая возможность. Я знаю многих людей, которые работали или работают в правоохранительных органах и хотели бы, когда будет возможность, подключиться к расследованию этих дел. Поэтому очень важно собирать эту информацию. 

Будем надеяться, что в какой-то момент до людей, которые совершают преступления, дойдет тот простой факт, что эти вещи забыты не будут и отвечать за свои поступки придется обязательно.

О выходе на улицу и креативных идеях мирного протеста

Увеличение насилия отвлекло нас от других повесток, таких как цифровая солидарность или альтернативная система голосования. Просто потому что даже сбор информации о том, что происходит сейчас, отнимает огромное количество времени и ресурсов. 

Сегодня в Беларуси сделано много, чтобы подавить свободу мнения в стране. Не будем забывать, что Виктор Дмитриевич Бабарико попал в тюрьму до того, как были массовые акции. И он попал туда не потому, что ходил с бело-красно-белым флагом. 

Закон «О массовых мероприятиях» был принят в 1997 году в противоречие самым разным международным законам и конвенциям, которые были подписаны Республикой Беларусь. Был принят для того, чтобы подавить любую свободу слова, свободу выражения. 

Попытки публично организовать во время выборов площадки для митингов и встреч наталкивались на огромное количество противовесов — и этих митингов не так уж много удалось провести. Но важно, что в эти дни каждый человек принимает для себя, как и что он делает. 

Мы никого не призываем выходить на улицу. У нас у многих есть желание дышать свежим воздухом каждый день. Вроде бы пока это не запрещено. Но глядя на то, что происходит по воскресеньям, складывается впечатление, что скоро нам запретят дышать по выходным. На всякий случай, чтобы вдруг не случилось массовое собрания. 

Другие же способы выражения своего мнения — та вещь, которая заботит нас каждый день. Любые идеи на эту тему приветствуются. И если есть какая-то креативная идея, каким образом можно выражать свое несогласие так, чтобы не попадать под дубинку, — это очень классно. Делитесь ими с нами. 

Моя мечта — эффективно работать над завершением кризиса и не ставить ни себя, ни других в опасность. С другой стороны, судя по риторике Александра Григорьевича и представителей разных органов власти, особенно силовых структур, тот момент, что люди все еще на улицах, их очень сильно заботит. Складывается такое впечатление, что они забыли про первопричины, почему люди на улицах, и это стало для них самой главной повесткой — убрать с улицы всех. Но я бы хотел напомнить, что первопричина не в этом. Люди на улицах не являются источником проблем. Люди на улицах — это симптом того, что насилие было применено, голоса были украдены, легитимной власти у народа нет. И бороться с этим бесполезно — это всего лишь симптом.

О мирных беларусах и новых лидерах

Я и мои коллеги часто говорим: что бы ни происходило в нашей стране, все мы граждане одной страны — Беларуси. Нет такой ситуации, которая бывает во время конфликтов между странами, когда есть четко очерченные враги, потому что они другие, у них другая религия, они граждане другого государства. У нас, к сожалению, происходит раздробление общества в рамках одной страны. Государственные чиновники не все плохие, но складывается впечатление, что многие из них принимают приказ и игнорируют реальную информацию. Не зря люди часто говорят на улицах: «‎Смотри в окно, а не в телевизор». Потому что если смотришь в телевизор, ты видишь одну реальность, если ты смотришь в окно, ты видишь совершенно другую реальность.

У всех нас есть близкие люди, друзья, родственники. Как правило, это люди постарше, те, кто меньше пользуется интернетом, которые по-прежнему,  хоть они и в меньшинстве, искренне верят в какие-то странные вещи. Но у нас с этими людьми есть много общего. Мы все беларусы, мы все живем в одной стране, мы все один народ. Есть много других тем. Например, власть пытается монополизировать желание мира и спокойствия. На самом деле это полная ерунда, мы все знаем, что беларусы такие в принципе. 

Мы все хотели бы полностью фокусироваться на созидательной повестке, мы все любим мир, мы все любим спокойствие, мы все наследники наших бабушек и дедушек, которые пережили войну. В моем случае это родители, которые детьми пережили войну. Мы все хотим мира.

Мы все не любим коррупцию. Большая часть государственных служащих, особенно в силовых ведомствах, пошли в эту работу потому, что они не любят коррупцию. Я всю свою жизнь работал над тем, чтобы построить карьеру в таких условиях, где коррупция была бы просто не нужна. Это такие вещи, которые нас объединяют. И в то же время есть типичные заблуждения, с которыми надо продолжать работать. 

У каждого из нас есть знакомые, родственники, одноклассники, друзья, соседи, которые все еще думают, что без человека, который правил 26 лет как царь, все в государстве развалится. Есть у них такое заблуждение. Они говорят: «Вы ж посмотрите, лидеров других нет, он у нас один такой». На что мне хочется ответить: «Наверное, есть причина, что нет партнеров на протяжении 26 лет и лидеров других не появляется, Наверное, так построена государственная система»

Я абсолютно убежден, что как только изменится это давление и это насилие, лидеры будут появляться. И они будут появляться ничуть не хуже человека, который правил этим государством на протяжении 26 лет.

Другое заблуждение: «А как будут поддерживаться люди на государственных предприятиях, беднейшая часть населения?». Многие из нас работают в негосударственном секторе и зарабатывают довольно приличные деньги. Как ни странно, люди, которые от этой власти получили меньше всех, у которых не получилось устроить свою жизнь, часто поддерживают ее, потому что боятся потерять даже те крохи, те гроши, которые сегодня зарабатывают.

Поверьте, у профессионалов, у экономистов, у людей, которые знают, как трансформировать предприятия, есть план, как социально ориентированно провести реформы. С тем, чтобы люди, которые работают на госпредприятиях, в агросекторе и получают совершенно минимальные деньги, не пострадали.

На это есть план, но к сожалению, сегодня не та повестка дня на улице, не та повестка, которую мы можем обсуждать.

Есть еще один типичный аргумент: мне часто говорят, мол, вы же своими маршами убиваете экономику, это же вы во всем виноваты, в том, что у нас ухудшается жизненный уровень. Откровенная неправда! Украсть выборы, применить насилие, все это время не идти ни на какой диалог и, тем не менее, пытаться перевалить ответственность на людей, которые с этим просто не согласны, которые говорят: «Извините, мы не готовы работать в крепостной экономической системе. Мы не крепостные, мы не рабы, мы не собираемся продолжать работать таким образом». Такие заблуждения характерны не только для некоторых работников силовых ведомств, они широко распространены и в государственных организациях, потому что там есть специальный человек, который отвечает за идеологию, отвечает за метод отбора, есть еще какие-то вещи, которые постоянно говорят людям. Очень важно понимать, что это работа для всех нас. У всех есть такие знакомые, родственники, люди, живущие в небольшом городе или деревне, кому надо помогать с информацией и разъяснять, что происходит. Это наша общая работа, это не только работа со стороны какого-то штаба. 

О том, как победить 

Если бы был четкий пошаговый план, мы бы уже по нему двигались. Здесь сложно. Мы пытаемся найти самые разные методы для того, чтобы двигаться вперед. Сегодня мы еще находимся в фазе давления, когда власти давят на нас всеми возможными способами, чтобы заглушить наше мнение, чтобы подавить его, чтобы заставить нас вернуться в свои цеха, на свои фермы, за свои компьютеры и просто замолчать. Не высказывать свое мнение вообще никак. И может быть, еще 5-10-15 лет верно служить царю, единственному лидеру Беларуси, который только может быть. Мы этого не можем сделать, это невозможно, и наша задача — всеми возможными способами доносить до властей, что так не получится. И этот момент информационного проникновения, работы со всеми, с кем только возможно, очень-очень важный. Каждый это делает по-своему. У кого какой уровень комфорта, чтобы что-то делать. Не все из людей, работающих над этим, в Беларуси. Тот, кто был вытеснен за пределы страны, делают это своими способами. Тот, кто в Беларуси, делает это своими способами. 

Очень важно продолжать поддерживать друг друга. Помогать тем, кто попал в беду. Помогать тем, кому нужна помощь здесь и сейчас. Ждать светлого будущего некогда — помогать нужно уже сейчас.

Вот такие вещи — это то, что нас объединяет, это то, что общее. Конечно, какого-то жесткого плана я представить не могу. Мы очень надеемся и делаем все, что нам приходит в голову, чтобы перейти из фазы давления в фазу, когда мы сможем вести предметные переговоры с властями. Но пока по всем признакам и по всему остальному власть готова только к имитации переговорного процесса.

О взаимодействии со Светланой Тихановской, Валерием Цепкало и Координационным советом

Есть разница между штабами, поэтому они и шли на выборы раздельно. Есть разница в подходах. Но все эти нюансы по сравнению с тем, что происходит в воскресенье, по сравнению с насилием, беззаконием, которые сегодня совершает нелегитимная беларуская власть, не видны. Можно сколько угодно искать разницу между Валерием, Светланой или Виктором Дмитриевичем, но сегодня у всей коалиции одна общая задача — уйти от насилия и перейти в фазу политического процесса, перейти к процессу подготовки новых выборов. Пока эта задача не будет достигнута, мы не будем видеть какого-то различия между штабами.

Если разница в методах достижения целей, то она конечно есть. Среди прочего не будем забывать, что кто-то из нас находится внутри Беларуси, кто-то из нас был вытеснен за пределы Беларуси. То есть разные люди находят для себя разные варианты для достижения нашей общей цели. Важно, что мы все выступаем за мирное разрешение нашего текущего конфликта с властями. Мы абсолютно против насилия. И насилие, которое сегодня применяется, — это признано всеми международными организациями, всеми партнерами, и Россия сегодня меняет свой тон. Мы выступаем за немедленное прекращение насилия, за то, чтобы заложники были немедленно выпущены из тюрьмы, и за то, чтобы мы могли перейти к политическому процессу. Тогда мы, возможно, опять придем в ту точку, когда различие между штабами и разными организациями опять будет видно и будет существенно. Это будет тот момент, который нам с вами обязательно нужно будет отпраздновать.

Координационный Совет был создан как очень широкая коалиция самых разных людей и структур. Нас всех объединяет то, что мы хотим, чтобы прекратилось насилие, люди были бы освобождены и мы могли бы перейти к вопросу новых выборов и политическому процессу. И разные люди, разные структуры просто пользуются разными инструментами, которые они выбирают для того, чтобы двигаться вперед. Координационный Совет по своей природе вряд ли будет ставить какие-то ультиматумы. Большинство из нас находится на территории Беларуси. Мы работаем внутри беларуского правового поля. Мы здесь вместе с вами. Мы делаем все, что нам приходит в голову, все, что возможно, для того чтобы двигаться вперед, в сторону появления легитимной власти и прекращения насилия. Другие штабы и структуры на самом деле работают в том же самом направлении. И в этом смысле это то, что нас сегодня объединяет.

О создании партии и участии в политических процессах

Это сложный вопрос. Я могу сам с собой спорить и высказывать аргументы за и против создания какого-то политического движения. Мы один раз уже очень близко к этому подошли, задумались об этом, был некий фальстарт. Но когда я разговариваю с разными людьми, то они говорят: ребята, какая партия, какое движение?! Нас бьют каждое воскресенье. О каком политическом процессе вы говорите? Они же говорят о том, что кроме провластных структур, в Беларуси не было зарегистрировано ни одной партии или политической структуры уже много-много лет. Ребята, вас все равно не зарегистрируют, ничего у вас не получится.

С другой стороны, весь ход нашего разговора показывает, что конечно все мечтают, чтобы жесть на улицах прекратилась и все-таки началось политическое движение. И мы работаем сейчас над тем, что рано или поздно все мы войдем в какое-то политическое движение. Для чего? Для того чтобы легитимным способом в Беларуси появилась легитимная власть. В чем для меня проблема создания политического движения и партии сегодня? Самое большое препятствие — это то, что мои ближайшие соратники сидят в тюрьме. Виктор Дмитриевич, Мария, Макс сейчас находятся в заключении. 

С другой стороны, может сложиться такая ситуация, что мы будем видеть эффективность создания какого-то движения, несмотря на это, с тем, чтобы попробовать таким способом воздействовать на власти и ускорить их освобождение. Вот это тот момент, который как лакмусовая бумажка, для нас абсолютно ключевой. 

Мы готовы делать все, что угодно, если это приблизит их освобождение или даст нам шанс на прекращение насилия. Но если мы не видим эффективности, направлять туда ресурсы сейчас сложно. Тем не менее, этот вопрос на повестке дня постоянно. 

И конечно, тот момент, что политическая партия позволяет потенциально легитимизировать собрание, выдвижение депутатов и так далее — мы думаем об этом постоянно и думаем о том, когда же будет правильный момент, чтобы добавить это в повестку дня. 

Об экономическом плане Бабарико

У нас в плане есть много социально ориентированных элементов, которые на самом деле было бы классно озвучить и начать обсуждение среди широких кругов населения. Но как только мы уходим в чисто экономическую повестку, мы забываем одну простую вещь — все экономические проблемы, все проблемы с бизнесом, которые сегодня есть, не связаны с какими-то нюансами и элементами экономической программы. Они связаны исключительно с тем, что у нас отсутствует элементарная безопасность. У нас отсутствует безопасность хождения по улицам, безопасность ведения бизнеса, безопасность того, что у тебя есть счет в банке и так далее. Мы можем сколько угодно уходит в какие-то сложности и нюансы экономический программ и вопросов, как правильно реформировать государственные предприятия, но пока эти фундаментальные вопросы не решены, бесполезно уходить глубоко в экономическую повестку.

О Конституции

Конституция — это все-таки второй вопрос, а не первый. Да, существующая Конституция позволила режиму сформироваться так, как он сформировался. Но режим сегодня не исполняет законов, которые написаны. Он их нарушает каждый день самыми разными способами. Поэтому если будут приняты какие-то поправки в Конституцию, но при этом на местах останутся те же люди, которые украли и сфальсифицировали выборы, применяют насилие на улицах, я слабо представляю, как переписывание конституции заставит кого-то исполнять закон.

О том, не передумал ли Виктор Бабарико стать президентом

Я абсолютно уверен, что не передумал. Виктор Дмитриевич хотел стать президентом для того, чтобы построить новую свободную Беларусь. Пока это не сделано, я уверен, что он не поменял своего мнения. У него есть очень много хороших идей. У него много времени, но мало информации, значит, он наверное, очень много думает о том, как может выглядеть новая свободная Беларусь и как все это будет выглядеть, когда он выйдет на свободу, и мы все вместе сможем начать нормально работать над позитивной повесткой и над строительством свободного беларуского государства. 

Еще новости

Поделиться

Меню
Мы хотели бы показывать вам уведомления о последних новостях и обновлениях на сайте
Dismiss
Allow Notifications