Друзья, 29 октября в традиционный стрим выходил представитель штаба Виктора Бабарико Максим Богрецов. Максим прокомментировал актуальные события, ответил на вопросы и напомнил про важный проект www.23-34.net.

О партии «Вместе»

Сегодня мы все полностью сфокусированы на преодолении давления со стороны властей, и нам сложно концентрироваться на созидательных шагах. Весь фокус нашей деятельности направлен на освобождение заложников, остановку репрессий и насилия. Но когда-то это закончится, у беларусов появится возможность участия в политических процессах. В такой ситуации понадобится создание партии или общественного объединения, с тем, чтобы объединить единомышленников и работать над осуществлением мечты. Надеюсь, что скоро это станет возможным.

В Беларуси с августа 2020 года не зарегистрировано ни одного НГО, а партии не регистрировались годами. Но мы ждем, что власти осознают, что простым давлением на улицах, проблемы не решить. И тогда на базе штаба обязательно появится движение или партия.

Планируете ли вы влиять на разработку Конституции?

Изменения и улучшение Конституции – вещь нужна. Но, повторюсь, сегодня не понятно, зачем это делать, кроме как для того, чтобы отвлекать людей от насущной проблемы разгона мирных протестов и украденных выборов, когда даже имеющиеся законы не соблюдаются.

Ведь вопрос не только в том, чтобы сменить человека, но чтобы система работала по правилам и прозрачно. Это важно и для бизнеса, и для инвесторов.

Конечно, в любой ситуации, когда власть открывает диалог, мы думаем, можем ли мы там участвовать. Но пока мы видим, что все шаги властей – это манипуляции и иллюзия процесса.

Кто такой Воскресенский и как ваш штаб с ним работал?

Он был членом инициативной группы по сбору подписей. Я лично, как и многие ребята в штабе, с ним не встречался. По окончанию кампании его, как я понимаю, в штабе не было.

Как вы можете прокомментировать заявление Воскресенского о создании площадки для диалога для тех, кто входил в штабы Бабарико и Цепкало?

Человек провел в тюрьме долгое время, и нужно с пониманием и состраданием относиться к этому. Но ситуация, конечно, выглядит, как жульничество. К сожалению, со стороны властей такие инициативы появляются регулярно. Они собирают политзаключенных за круглым столом и говорят, что якобы готовы обсуждать с ними изменения в Конституции.

С другой стороны, мы все – не политики. И мы привыкли заниматься другим, по правилам, с полной прозрачностью процесса, но такого, к сожалению, мы не видим. Власть хитрит, в то время как мы готовы сесть за адекватный стол переговоров. Мы готовы к сигналам со стороны властей. И освобождение всех политзаключенных, которые сидели за столом с АГЛ, прекращение насилия – будет лучшим сигналом, что все готовы работать над выходом из кризиса.

Что в России говорят о нашей ситуации?

В начале разговоров много параллелей было с Майданом, но мы постоянно объясняли, что наш протест – мирный. Наша задача – не просто сменить власть, но перейти в режим жизни по закону, а не по воле одного человека. Нет никакого смысла обсуждать новую Конституцию, когда основные положения существующей Конституции не соблюдаются. Первопричина наших протестов в том, что такое поведение наших властей достало всех.

Текущая власть не устраивает никого. Она не идет на пользу партнерских отношений. Примеров того, насколько Беларусь – не надежный партнер не мало. Многие партнерские проекты просто двигались по инерции.

Мы очень надеемся на нейтралитет России. И на то, что  беларусский народ сам разберется в том, как ему дальше жить и какой должны быть власть в стране.

Какие прогнозы по ПВТ? И как долго он будет так существовать?

ПВТ сейчас будет очень сложно. Креативный бизнес очень зависит от настроения людей, сотрудников. В той ситуации неопределенности,  в которой мы оказались, людям очень сложно планировать свое будущее в Беларуси. Потому они в ожидании.

Кроме того, инвесторы тоже для себя решили, что нужно какие-то проекты просто поставить на паузу до лучших времен. Но сейчас не лучшие времена не только для ПВТ, но и для любого бизнеса, который завязан на инвестициях.

При этом наши соседи очень оживились и хотят привлечь наши бизнесы из ПВТ, потому что они очень мобильные и довольно прибыльные.

Что нужно сделать, чтобы все изменилось? Нужно начать уважать закон, людей, их права, Конституцию и международные договоренности, и бизнес начнет налаживаться. И не только в ПВТ.

Чем атийшники могут помочь КС и движению?

Есть много платформ, такие как «Голос», например, движение «Честные люди», платформа «Перамен», где востребованы знания и опыт специалистов в сфере IT.

Плюс они могут участвовать в солидарных благотворительных действиях. Благотворительность – это то, чем айтишники занимались уже много лет. Сегодня как никогда нужна такая помощь моих коллег, которые, что греха таить, зарабатывают гораздо больше, чем средний беларус.

Людям сегодня нужна и моральная поддержка, и помощь в приобретении новой профессии, помощь с будущей работой, чтобы человек мог чувствовать себя нормально, мог планировать свою жизнь. Это очень важно: не просто давать деньги, но поддерживать людей.

Уверен, что многие из созданных сегодня платформ солидарности будут востребованы и после, долгие годы. Эти цифровые площадки сегодня развиваются очень быстро, в том числе и потому, что власти страны практически обрубили возможность солидарно помогать друг другу в стране. Но они будут объединять людей и в будущем.

Могут ли айтишники поддержать бастующих рабочих? Как?

Главное в понедельник, 26 октября,  было увидеть, что мы все вместе, что мы солидарно выступаем за то, чтобы прекратилось насилие, за то, чтобы вернулась законность. И многие люди и компании это сделали. Выражение этой солидарности – очень важно. Но и финансовая поддержка, о которой мы говорили раньше, тоже должна быть.

Есть ли нематериальная инициатива поддержки силовиков?

В конце концов, мы все – один народ. Когда я выхожу на улицу, у меня есть символика и бело-красно-белая, и красно-зеленая. Для меня это очень важно. Мы все равно живем в одном государстве, мы имеем один и тот же паспорт. Силовики – это такая же часть народа.

Есть люди, которые нарушили закон, и с ними нужно будет разбираться по закону, расследовать их деятельность. Кому-то нужна будет психологическая помощь, реабилитация.

Я убежден, что подавляющее большинство людей пошло в органы, чтобы служить Родине. Но они подчиняются приказу и часто не могут выражать свое мнение открыто.

Они тоже смогут быть активом Беларуси в будущем. Некоторые из них ушли из органов и лишились пенсий. Им нужно помочь найти возможности для приложения своих талантов. Сложные времена закончатся, и профессионалы своего дела будут востребованы в новой Беларуси. И мы все скоро там окажемся.

Я 20 лет прожил в США. Типичная ситуация там – в субботу утром увидеть отдыхающих полицейских, к которым подходят дети, чтобы сфотографироваться, а взрослые готовы оплатить их счета. Я уверен, что когда-нибудь мы придем к такой же высокой интеграции общества.

Как вы оцениваете шансы на быстрое восстановление экономики Беларуси в случае ухода Лукашенко в ближайшие 1-3 месяца?

Практически все аналитики и бизнесмены, с которыми я знаком, огромная диаспора беларусов за рубежом, обсуждает эти вопросы и готовы включаться в их решение. Если мы получим легитимную власть в Беларуси, они включатся и начнут работать на экономику Беларуси. Сегодня они в лучшем случае не работают, в худшем – работают за пределами страны.

Если уход Лукашенко случится в ближайший месяц, мы быстро решим проблемы экономики.

Еще новости

Поделиться

Меню
Мы хотели бы показывать вам уведомления о последних новостях и обновлениях на сайте
Dismiss
Allow Notifications